Рідновірський інформаційно-аналітичний ресурс Головна Реєстрація Вхід
Головна » Статті » Світогляд

"Хозяева" Руси
Сто раз возрождалась Русь, и сто раз была разбита от севера до юга. Но было возвещено от Матери Сва, что будущее наше славно. "Велесова книга", перевод А.И.Асова.

А.И.Асов говорит: "Велесова книга" - это книга новгородских волхвов IX в.н.э., она разрешает давний спор о происхождении славян. Книга описывает судьбу племен, участвующих в славянском этногенезе (от конца 2 тыс. до н.э. до конца 1 тыс. н.э.).

Завершается Велесова книга, временем, предшествовавшим принятию Русью христианства. Последние исторические деятели, упоминаемые ею, - варяги Аскольд, Дир и Рюрик. Видимо, Аскольд убивает последнего новгородского князя, имени которого в Велесовой книге нет.

Первым князем-христианином Велесова книга называет Аскольда: "Аскольд силою разгромил нашего князя и победил его. Аскольд, а после него - Дир уселись у нас как не прошенные князья. И они начали княжить над нами. И отвратил от нас лик свой сам Огнебог, очаги хранящий, потому что мы имели князя, крещенного греками. Аскольд - темный воин и так сегодня греками просвещен, что никаких руссов нет, а есть варвары. Этот Аскольд приносил жертвы чужим богам, а не богам нашим, как было заведено отцами нашими - и не должно быть по иному!"

"Посадил Аскольд воинов своих на ладьи и пошел грабить в другие места. И пошел он на греков, чтобы уничтожить города их и приносить жертвы богам в их землях. Но нам не следует делать так, ибо Аскольд не русич. И Рюрик не русич, потому что он, как лис, рыскал с хитростью в степи и убивал купцов, которые ему доверялись".
Волхвы, судя по Велесой книге, всегда выступали за древнее вечевое демократическое правление, а следовательно - против неограниченной власти князя, потому они вступили с ним в борьбу.

Но это не значит, что вечевое правление и княжеская власть всегда противоборствовали. Вече - институт народовластия, напоминающий современную конституционную монархию. Княжеская власть в Новгороде передавалась по наследству, но была ограничена вечем. Князья стремились упрочить свою власть, но им препятствовало вече, мешала и религия, освящающая такой род правления. Именно поэтому впоследствии они приняли христианскую веру и стали искоренять в народе ведическую веру с ее демократическими идеалами. Христианизация Руси была необходима для установления абсолютной монархии".

Сегодня уже мало кто помнит, какой была славянская культура, даже на Украине наиболее распространено мнение, чаще иностранное, о не перспективности этой культуры, по сравнению с европейской или американской, имеющими еврейскую основу.

Славянских предков, живших еще 7,5 тысяч лет назад, согласно славянского летоисчисления, история забыла. Но они продолжают жить в крови, генах, сознании своих потомков, проявляясь в них характерной славянской этикой. Современная история славян описана народами иной культуры, именно теми, кого славяне считают своими завоевателями, это в первую очередь - христианские народы. Исторические выводы, сделанные этими народами, ограничены их собственным мировоззрением, они не похожи на выводы самих славян.

Чтобы это понять, можно рассмотреть с точки зрения основных славянских принципов, общепринятую историю славян. Совсем не нужно рассматривать все события без исключения, достаточно рассмотреть характерные. В качестве источника, в достаточной степени признанных событий, возьмем фрагменты из книги: "История Киева", 1 том, "Древний и средневековый Киев", И.И.Артеменко:

"В Бертинской хронике епископом Пруденцием был зафиксирован визит посольства от кагана русов к византийскому императору Феофилу в 838 г. и в 839 г. к франкскому королю Людовику Благочестивому в Ингельгейме. В Византии посольство встретили благожелательно, так как установление дружеских отношений с Русью соответствовало целям империи. Титулом "каган", которым император Феофил называл правителя Руси, величали киевских князей и позднее. Он встречается в "Слове о законе и благодати" (Владимир Святославич) и среди софийских граффити (Святослав Ярославич). [Титул "каган" говорит, что русских князей помнили, как гунно-тюрских, или хазарских ханов, совершающих "наезды" на Византию за дарами. Гунно-тюрско-хазарские каганаты в 375 г. поселились на Руси без военных действий, но поскольку в Византию они ходили с Руси, их там считали русами. Хазары, как и их предшественники гунно-тюрки вели с Византией условные войны, жили за счет дани с опекаемых государств и услуг в качестве наемников.] О могуществе Киева ярко свидетельствует поход Аскольда на Византию в 860 г. Русский флот в составе 200 судов неожиданно ворвался через Босфор к Царьграду и осадил его. Только поднявшаяся буря спасла столицу империи. Этот поход отразился в проповедях патриарха Фотия, с ужасом говорившего о том, что Константинополь едва не погиб от русских мечей. Венецианский хронист Иоан Дьякон утверждал, что руссы ушли с триумфом. Поход завершился крещением части русской дружины во главе с князем Аскольдом, получившем христианское имя Николай. [Все говорит о том, что Аскольд состоял на службе у константинопольских властей. Древние повествования также говорят "о щитах прибитых на воротах Царьграда дружинами с Руси". Военные щиты с геральдическими знаками, прибитые к воротам города показывают всем нападающим, кем этот город будет защищен в случае вооруженного на него нападения. Крещение Аскольда говорит о необходимости доказательств лояльности его дружины византийским властям, и оно заключалось в пышной церемонии, с естественной по тем временам для христиан "евхаристией" - попойкой, а совсем не в скучном зубрении библейских притч. Проводы дружины Аскольда были проведены с радостию, облегчением, и с присущей византийским властям помпезностью. Переживания Фотия также имели основания, он как и любой другой благопристойный гражданин испугался появления пьяных, вооруженных дружинников Аскольда, на улицах родного Константинополя, видимо успевших кого-то зацепить своими мечами.]

В 882 г. правящий в Новгороде варяжский конунг Олег, заманив и убив князя Аскольда, захватил власть в Киеве. Объединив Южную и Северную Русь в едином восточнославянском государстве с центром в Киеве, Олег начал титуловаться "великим князем". Владея важнейшими стратегическими пунктами на пути "из варяг в греки", Киев к 907 г. подчинил своей власти полян, словен, кривичей, древлян, радимичей, северян, вятичей, хорват, дулебов, тиверцев, а также неславянские племена чудь и меря. Осев среди славянского населения, варяги быстро ассимилировались, вошли в состав господствующего класса, а династия Рюриковичей, захватившая власть в Киеве, стала ославянившейся династией славянского государства. [Так историки пытаются убедить славян в том, что ими правили не иностранцы, и тем самым переложить ответственность за организацию империи на славянские народы, которым вообще не присущ интерес к подчинению других народов.]

В 907 г. был предпринят успешный поход на Царьград, в котором по свидетельству летописи, принимало участие 80-тысячное войско. Следствием этого похода явился мирный договор, исключительно выгодный для Киевской Руси. По нему Византия уплачивала огромную контрибуцию: 12 гривен на каждого воина и дань в пользу русских князей - вассалов Олега, правивших в крупнейших городах. Русь получила право беспошлинной торговли. Местом жительства русских купцов был определен монастырь св. Мамонта в предместье Константинополя, вход в город им разрешался через одни ворота, без оружия, не более чем по 50 человек и в сопровождении византийского чиновника. Греки обязались содержать русских купцов в Константинополе в течение шести месяцев, поставлять им на обратный путь продовольствие и необходимое корабельное снаряжение. На основе русско-византийского соглашения 907 г. был заключен в 911 г. новый русско-византийский договор, статьями которого регулировались взаимоотношения русских и греков, определялась ответственность за различные уголовные преступления - убийства, кражи. [Договор 911 г. указывает на то, что варяжская дружина под руководством кагана Олега Рюриковича, получила очередной задаток и зарплату по 12 гривен на воина, и видимо снова в пьяном виде грубо попирала греческой уголовный кодекс, за что получила юридическое определение. Договор, полученный Олегом, предусматривал систему его будущих уголовных наказаний, и ограничений, - входить в город без оружия, не более чем по 50 человек, в сопровождении византийского чиновника, и т.д.]

После смерти Олега киевским князем стал Игорь (912-945). В 941 г. он совершил поход на Константинополь, но потерпел неудачу. Под Константинополем русских встретил византийский флот, вооруженный "греческим огнем", которым было сожжено большинство русских ладей. По сообщению летописи, в 944 г. русские дружины вторично ходили на Константинополь. Византийский император выслав навстречу русским войскам посольство с богатыми дарами, добился заключения между Византией и Русью "Вечного Мира". В новом договоре русские купцы должны были уплачивать Византии пошлины, Русь обязалась защищать Византию от врагов. [Исторический туман частично развеялся, "Русь" узнала свою цену, соответствующую размеру ее пошлины, и не известно откуда свалившимся обязательствам перед Византией. Но чтобы платить пошлину Византии, ее нужно сначала отобрать у подчиненного народа.] Политика князя Игоря направленная на усиление эксплуатации народных масс, путем повышения размеров взыскиваемой дани, встречала упорное сопротивление. Именно нарушение Игорем традиционной нормы дани вызвало в 945 г. восстание в Древлянской земле, в ходе которого Игорь был убит. Вдова Игоря Хельга (христианское имя Ольга), которая ввиду несовершеннолетия сына Святослава стала регентшей, жестоко подавила восстание, и возложила дань больше прежней.

Важным политическим событием был визит Ольги в Константинополь, где она была принята императором Константином Багрянородным. Император дважды принимал русскую княгиню в узком кругу, вел доверительные переговоры. Киевская Русь поддерживала дипломатические отношения и с Германской империей. В 959 г. к императору Оттону было отправлено посольство Ольги. А в 961 г. в Киев прибыла ответная миссия во главе с епископом Адальбертом. В задачу этой миссии входило склонить Русь к принятию христианства под патронатом римской церкви.

В Киеве на Подоле, еще за полвека до официального введения на Руси новой веры, действовала христианская церковь св. Ильи, которую посещали христиане-иностранцы. Немецкие купцы (в русских летописях они называются "латина") постоянно находились в Киеве. Из Германии на Русь ввозилось серебро в слитках и видимо не случайно киевская гривна по весу практически соответствовала весу одной из самых распространенных денежных единиц Центральной Европы - кельнской (или силезской) марки".
За ювелирные изделия, шелковые ткани, дорогую посуду, парчу, ковры и др. предметы роскоши, русские купцы рассчитывались рабами, медом и мехами. [В Киеве в VIII-X вв. существовала торговля рабами, которых возили из Киева в Византию. Тогда же, слово "славяне" (slave) в европейском лексиконе стало значить - рабы.]

В 1015 г. Великокняжеский престол занял старший сын Владимира Святополк (прозванный Окаянным) и начал борьбу против своих братьев, за власть в Киеве. По словам летописи Святополк говорил: "... избью братию мою и приму власть русскую един". Он убил Бориса, Глеба Муромского и Святослава Древлянского, готовился убрать Ярослава Новгородского (Мудрого). В 1016 г. Святополк был разбит и бежал в Польшу, а Ярослав занял Киев. [Ярослава, - Мудрым назвали не современники, а гораздо позже - Карамзин.]
Но Святополку оказал помощь польский король Бореслав I Храбрый, который заручившись поддержкой германского императора Генриха II, вместе со Святополком выступил на Киев. В его войске были поляки, немцы, венгры, печенеги. Ярослав был разбит и бежал в Новгород. Киев заняли войска Бореслава I. Грабежи оккупантов вызвали сопротивление жителей городов и сел Киевской земли. Под давлением киевлян Бореслав I был вынужден оставить Киев, однако Червенские города снова попали под власть Польши. Потеряв иноземную поддержку, Святополк не удержался в Киеве. Ярослав собрал в Новгороде новое войско и нанес полное поражение Святополку и его союзникам печенегам.
Против Ярослава выступил его брат князь Мстислав Тмутараканский. В 1024 г. в битве при Листвине, Ярослав потерпел поражение, но братья заключили мир, условно разделили Русь и повели согласованную политику, практически совместно управляя государством. После смерти в 1036 г. Мстислава, Ярослав стал единовластвовать на Руси.
Ярослав помог укрепить власть польского короля Казимира. Отношения Руси и Польши были скреплены династическими браками: сестра Ярослава Мария-Добронега вышла замуж за Казимира, а его сын Изяслав женился на сестре польского короля. Союзником Ярослава был германский император Генрих III, который поддержал киевского князя в борьбе с Польшею за Червенские города. При дворе Ярослава Мудрого жил сын английского короля Эдмунда II Железнобокого Эдуард. Сын Ярослава Святослав был женат на сестре Трирского епископа Бурхарта. Изборник Святослава греческих авторов с толкованием евангельских текстов, для светского чтения сохранился до наших дней. Заключенный в 1046 г. Ярославом мир с Византией был скреплен браком Всеволода Ярославича с дочерью императора Константина IX.

Киевская Русь поддерживала тесные связи со Скандинавией. В Киеве находили приют многие крупнейшие феодалы, временно изгнанные из своих стран. Ярослав был женат на дочери норвежского короля Олафа - Ингигерде. Норвежский принц, ставший позднее королем, Гаральд Харард командовал наемным варяжским отрядом. После пребывания в Византии, Гаральд женился на старшей дочери Ярослава Елизавете. Король Франции Генрих I выбрал себе в жены княжну Анну Ярославну. После смерти Генриха I Анна управляла Францией в качестве регента. Другая дочь Ярослава, Анастасия вышла замуж за венгерского короля Андрея, пребывавшего до этого в эмиграции в Киеве.
Между 1024-1026 гг. Ярослав Мудрый, стремившийся укрепить свою власть в Киеве, издал "Покон вирный", определявший размеры даней, шедших с населения в пользу княжеских дружинников, приезжающих в общину для сбора уголовных штрафов - вир. Появление нового кодекса юридических норм связывается с народным движением в Киеве. Оно обострило классовые противоречия и показало несовершенство существующих правопорядков. Новый кодекс, как и все предыдущие, отстаивал, прежде всего, интересы господствующего класса.

Составной частью класса феодалов являлось высшее духовенство: митрополит, епископы, настоятели монастырей, приходские священники. На содержание огромного аппарата служителей культа, требовались значительные средства, которые церковь получала посредством отчуждения в свою пользу десятой части доходов князей.
Главным сооружением Киева времени Ярослава Мудрого стала София - резиденция киевских митрополитов. Здесь ставили на великое княжение и принимали послов, происходили соборы епископов, правили молебны в честь побед и приносили присяги верности. Софийский собор - место захоронения киевских князей: Ярослава Мудрого, Всеволода Ярославича, Ростислава Всеволодовича, Владимира Мономаха и др. Во времена Ярослава были построены Георгиевский собор (христианское имя Ярослава - Георгий) и церковь Ирины (христианское имя супруги Ярослава Ингигерды - Ирина).

Анализ событий, связанных с деятельностью "Киевского Вече", показывает: в отдельные периоды бояре были хозяевами Киева. Они провоцировали выступления народных масс против неугодных им князей, они же приглашали на киевский стол новых кандидатов. С боярской оппозицией вынуждены были считаться практически все киевские князья, от второй половины XI, до начала XIII в. События следовавшие непосредственно за вечевыми собраниями, были проявлением острейших классовых конфликтов.
Показателем высокого международного авторитета Киевской Руси в первой трети XII в. были династические связи киевских князей с правящими домами Византии и Европы. Владимир Мономах был женат на дочери английского короля Геральда Гите, его сын Мстислав на Кристине, дочери шведского короля Инга Стейнкельса, дочь Мария вышла замуж за византийского царевича. Зятьями Мстислава были византийский император, венгерский королевич, датский и норвежский принцы.

Суздальская летопись называет 1240 г. 6 декабря, днем захвата Киева татаро-монголами. Татары осаждали Киев, десять недель и четыре дня. Папский посол отозвался о Киеве: "Этот город большой и очень многолюдный, а теперь в нем едва существует двести домов". Взяв штурмом Киев, захватчики уничтожили часть ремесленников, с оружием в руках защищавших родной город, а оставшихся в живых угнали с собой. Плано Карпини описывает страдания ремесленников, вынужденных следовать за ордынскими полчищами: "Мы видели также, что иные от сильной стужи теряли пальцы на ногах и руках; слышали мы также, что другие умирали".

В первые годы владычества монголо-татар, когда Золотая Орда еще не отделилась от Монгольской империи, так называемым царем для русских князей являлся монгольский император. После 60-х гг. XIII в. титул царя русские перенесли на золотоордынского хана. Русские князья возводились на княжеский стол "пожалованием царевым" т.е. ханским, получая от него грамоту-ярлык на право княжения и пребывали под контролем ханской власти.

По словам летописи, Батый поставил владимирского князя Ярослава Всеволодовича старшим на Руси и в 1246 г. передал ему Киев. В Киеве держал наместника также сын Ярослава Александр Невский, получивший в 1249 г. Киев и всю Русь, после того, как Ярослав был отравлен при монгольском императорском дворе в Каракоруме. [Князь Ярослав, приехавший в ставку хана для переговоров, был отравлен Туракиной, вдовой хана Угедея, глупой и невежественной женщиной, христианкой, по доносу одного из бояр из свиты князя. Л.Н.Гумилев.]

Крупнейшим земельным собственником Киева XIV - первой пол. XVI в. была церковь. Среди киевских монастырей своим богатством выделялись Печерский, Софийский, Михайловский Златоверхий, Никольско-Пустынный, Выдубецкий. Поддерживаемые правительством, монастыри Киева начинают скупать, а то и насильственным путем захватывать земли горожан. Монастырская верхушка беспощадно эксплуатировала попавших в зависимость к ней с землями крестьян. Софийский собор остался действующим и главным торжественным храмом Руси. Как повествует летопись, в 1288 г. преемник Кирилла Максим, рукополагал в святой Софии в Киеве, Иакова во владимирские епископы, а в 1289 г., Тарасия - в епископы ростовские. В числе действующих оставался и крупнейший на Руси Киево-Печерский монастырь, ведущий центр [христианского] книгописания и просвещения. Киев во второй половине XIII в. продолжает оставаться главным идеологическим и религиозным центром русских земель.

Главе православной церкви Руси ханской властью отводилась не только внутренняя, но и внешнеполитическая роль: предполагалось, что он будет выступать как связующее звено между византийским императором и русской митрополией. В 1261 г. по воле хана, центр южнорусской переяславской епархии был перенесен в столицу Золотой Орды - Сарай. Епископ сарайский и переяславский стал близким доверенным лицом хана и повсюду следовал за ханской ставкой. Со времени образования Сарайской епархии, непосредственные сношения с Византией в качестве представителя русской епархии поддерживал сарайский епископ".

Из "Истории Киева" И.И.Артеменко можно сделать следующие выводы: 1. В состав княжьей верхушки древней Руси не входили славяне. Самые первые русские князья, которые вспоминаются известными летописями, по мужской линии, согласно их вере, возведенной в государственную идеологию, были хазарами. По женской линии они были многочисленных национальностей, кроме славянок. Высшую духовную власть на Руси представляли византийцы, римляне и немцы.

2. Правящая верхушка древней Руси обеспечивала свой генофонд только династическими связями с правящими домами других государств. Текст истории Артеменко склоняет к выводу, что эти династические межгосударственные связи издавна образовали мировой клан или мировую номенклатуру, не имеющую национальных признаков в привычном понимании. Отсутствие этих признаков поддерживает клан в состоянии "вечной молодости", жизнь представителя клана, как и у всех диких народов, ничего не стоит. Родные братья, добиваясь монополии на власть, устраивают охоту друг на друга, пользуясь кровным родством, только как правом на исключительную жестокость.

3. Доминирующим качеством в среде этого клана является способность захвата наибольшей возможной власти или проявления преимущественного влияния на других. Ген, носитель этого качества передается по мужской линии и всегда проявляет себя внешне, уровнем своего влияния на общество. Этим качеством является способность к гипнотическому воздействию на окружающих, что практически всегда демонстрируют люди, занимающих высокие административные должности. Но чем более сильным гипнотическим влиянием обладает человек, тем более он сам зависит от ведущего его идеолога, следующего, более высокого уровня пирамиды власти, часто находящегося за пределами государства.

4. Правящая верхушка Руси, начиная с первых киевских князей, находилась под постоянным контролем одного из идеологических центров, располагавшихся в Византии, Риме или Германии. Реализация христианской идеологии проводимой этими центрами выгодно отличается от организованной агентурной сети разведки, ее диверсионного отдела на территории врага, своей легальностью и высоким разрешенным уровнем политического влияния. Всякий великий князь на Руси либо подчинялся одному из этих центров, либо лишался власти или жизни досрочно. Центры посредством династического родства, наемных войск и идеологии руководили всей внешней и внутренней политикой Руси: организовывали войны, устанавливали князей и митрополитов, формировали мнение бояр, купцов и военноначальников. Центры имели чрезвычайно высокое влияние на все народы, ведущие хищный образ жизни, потому, что они были самыми крупными хищниками среди них.

5. Представители этих центров - православное и католическое христианство, на территории Руси демонстрировали схожий интерес и находили между собой общий язык и понимание, благодаря общим для них атрибутам (набор богов, пророков, предков, основных учебников), не смотря на внешне видимую острую конкуренцию за приоритет влияния их идеологических центров. Отличие между ними было незначительным. Православные носили черные ризы и насаждали на Руси, сложный для понимания, мертворожденный церковно-славянский язык. Католики носили белые ризы и пользовались латинским языком, тоже мертвым. Вся литература, переведенная и составленная христианством на Руси, демонстрирует наличие достаточно высокой интеллектуальной составляющей его культуры для того времени, но принципы, при помощи которых это насаждалось, показывают этических варваров. О том, что влияние церкви было огромным, говорит тот факт, что она была самым большим землевладельцем, а ее представители были матерыми феодалами. Как результат влияния церковного духовенства на князей, бояр и старшин, история показывает постоянные распри и войны в государствах. Тотальное пьянство в высших кругах власти - "евхаристия", священное церковное действо. Эту культуру христиан, которую они называют своей "духовностью", смело можно назвать "духовностью покрашенной гнилой картошки".

6. Существовал класс бояр, видимое влияние которого проявлялось в манипуляции постановлениями веча, организацией волнений среди населения в своих интересах, поддержкой удобной им христианской идеологии, выборе великих князей из состава мировой номенклатуры. По всему видно, что бояре происходили из неперспективных княжеских фамилий. Недовольство сложившейся ситуацией, объединяет таких людей, желающих своего влияния. Объединяясь, бояре проявляли большую реальную власть на местах, чем опекаемые ими князья. Опыт Византии и Германии, как самых богатых и потому влиятельного государств того времени, создал систему поддержки людей класса князей, попов и бояр, общими усилиями которых была подавлена культура древней Руси. 7. Правящая христианская идеология "святой троицы" киевской Руси - попов, князей и бояр, удивительно хорошо переживает все нападения на Русь, что говорит о том, что ее интересы и интересы захватчиков странным образом совпадают, а в результате нападения монголо-татар, христианство становится главным хозяином Руси.

Историк В.О.Ключевский в книге "Русская история" указывает на варварство христианских монахов, которые с большим усердием уничтожали исторические записи славян дохристианской Руси, везде замещая их отрывками из "Старого завета". Это показывает культуру, "духовность" и национальную принадлежность христианства.
Е.П. Блаватская в "Тайной Доктрине" говорит: "Вандалы раннего христианства, крестоносцы и фанатики уничтожили три части того, что осталось от Александрийской библиотеки. В Ватиканской библиотеке было обнаружено, что целые абзацы в наиболее редких и драгоценных трактатах древних были выскоблены или зачеркнуты, чтобы между строк вписать самые абсурдные псалмопения! Они пользовались нашими выражениями и отвергали наши доктрины. Истинно, христианские отцы и богословы суть те, которые забрались в наше гнездо, и с тех пор все время старались его загадить. Более тридцати шести томов, написанных Порфирием, были уничтожены отцами Церкви. Вот почему Ориген назвал "идиотами" людей верящих в сад Эдема и басни про Адама и Еву."

Почему это они делали? Почему, называя язычников варварами, они поступили еще более варварски? Что роднит христиан с владыками мира сего? И.И.Артеменко в "Истории Киева" отвечает:
"Оценивая прогрессивное значение крещения Руси, нельзя забывать, что христианство, будучи более высокой формой идеологии по сравнению с язычеством, было, как и всякая другая религия, идеологически глубоко реакционной. К. Маркс так характеризовал его сущность: "Принципы христиан проповедуют необходимость существования классов - господствующего и угнетенного, перенося на небо, обещанную компенсацию за все испытанные мерзости, оправдывая тем самым дальнейшее существование этих мерзостей на земле, объявляют все гнусности, чинимые угнетателями по отношению к угнетенным, либо справедливым наказанием за первородный и другие грехи, либо испытанием, которое господь в своей бесконечной мудрости посылает людям во искупление их грехов. Принципы христианства превозносят трусость, презрение к самому себе, самоунижение, смирение, покорность". "Православное христианство было важным идеологическим оружием в борьбе за утверждение феодального строя и укрепления на Руси власти класса феодалов. А вскоре и сама православная церковь стала крупнейшим феодалом, непосредственно эксплуатирующим трудящиеся массы. Христианство с его монотеизмом, иерархией святых, развитым учением о господстве и повиновении, проповедью о непротивлении злу насилием, что в условиях общества означало непротивление эксплуатации, в полной мере отвечало историческим условиям, сложившимся на Руси в конце X в. На Руси церковь очень быстро вошла в государственный аппарат; ее важнейшей функцией стала идеологическая обработка народных масс в духе "рабы да повинуются господам своим". Этого требовало развитие политических, экономических и культурных отношений со странами Европы, большинство которых к тому времени было христианскими".

Фаина Гримберг в книге "Рюриковичи" пишет: "Византия всячески стремится удержать в сфере своего влияния славянскоязычные территории. В ход идет даже разработка особого алфавита на основе греческой системы и попытка как бы наложить на славянские языки "сетку" грамматики средневекового греческого литературного языка. В полной мере эта "операция" удалась на Руси Рюриковичей. Византии удалось изолировать Русь Рюриковичей от "латинских влияний" не только посредством внедрения "константинопольского христианства", но и посредством особого "изолятного" алфавита. Византийское духовенство и воспитанное им собственно русское духовенство относилось к "мирским" устным жанрам крайне нетерпимо, что впрочем вполне логично: ведь это были не просто "песни и сказки", но "проводники" ненавистной языческой идеологии. На Русь Рюриковичей напало именно "константинопольское", так называемое греко-восточное христианство, по своей "идеологической наполненности", близкое воззрениям позднеантичных иудейских сект; то есть ко всем проявлениям "мирской", "тварной" жизни относившееся нетерпимо и с презрением, (отсюда и негативное отношение к женщине, к "мирской любви", разумеется, мало способствующее развитию "светской литературы")... Поэтому мы не имеем ранних записей образцов древнерусского фольклора. Фактически возможно говорить об элементах фольклора лишь в сочинениях XVII-XVII вв. В известном собрании сказок, собранных и обработанных Афанасьевым, элементы собственно славянского фольклора вытеснены многочисленными элементами "народной подпольной византийской литературы". Из собственно фольклорных персонажей, пожалуй действует в русских сказках одна лишь Баба Яга. Все персонажи сказок носят греческие имена. Интересно, например, что греческое "красавица-царица" ("оморфовасилиса") превратилось в записанных поздних текстах русских сказок в известную Василису Прекрасную.

Совершенно ясно, - на Руси Рюриковичей, чтение и письмо были сосредоточены в руках духовенства, причем это духовенство было византийской ориентации. Первые представители византийского духовенства, писавшие уже по-славянски, явно рассчитывали на полнейшее подчинение как самих Рюриковичей, так и на их подданных.
Церковь активно вмешивалась в семейное и имущественное право, имея и сугубо практический расчет: венчание, крещение, вступление в монастырь - за все это полагалось платить. Поражает то, что церковь желала иметь в новокрещенной Руси такие права и доходы, каких не имела в Византии. Трагическая "византийская нота" русской истории... От византийцев - религия, вера, и трагическая мечта о воплощении "нового Рима", и трагическая же обреченность воплощать этот желанный, чаемый "новый Рим" в форме "азиатской империи".

Среди открытых Калайдовичем сочинений выделялось своим своеобразием сочинение некого "черноризца Храбра", содержащее похвальное слово кириллице. Это сочинение содержит упоминание о том, что славяне в "докирилический" период писали "чертами и резами". Это упоминание послужило фундаментальной основой для версии о "языческой славянской письменности". Ничего нет удивительного в том, что имелись у скандинавов и славян "руны", то есть руническая, "знаковая" письменность, но она до нас не дошла".

История, сохраняет в своей памяти наиболее выдающихся и влиятельных людей, которых считает причиной переломных событий. Но напрасно убеждать, что отдельные личности способны влиять на целый народ или нацию, эти личности могут быть просто марионетками, или фарс фигурами очень мощных и влиятельных организаций, что и создает иллюзию их личного могущества. Изучение личной истории таких людей, дает возможность увидеть эти влиятельные организации, стоящие за их спиной. Рассмотрим ключевые личности истории Руси, их ближайшее окружение, связи, начиная с самых первых из описанных, князей Руси.

Фаина Гримберг пишет: "Примерно со второй половины IX по XVII в. русскими землями правила династия Рюриковичей, которую можно было бы назвать своеобразным династическим гнездом. Правил - один разветвившийся род. На подчиненных им землях, Рюриковичи фактически не имели соперников или противников, которые могли бы равняться с ними "родом", знатностью, родовитостью. Имена первых Рюриковичей, явно не славянские. Рюрикъ, по Фасмеру, - древнее скандинавское Хрорекр, соответствующее нововерхненемецкому Родерих, от древнеисландского хродр - слава, рикр - правитель, король.

Олег древнескандинавское - Хельги. Позднее нововерхненемецкое "хайлиг" означает "святой". Игорь - от древнескандинавского Ингварр - "тот, которого хранит бог богатства и изобилия Ингвио". Судьба этих двух мужских имен на Руси и в России любопытна. Давно забытые, они входят в употребление лишь в начале XX в. в аристократических семьях. Парадоксально, что именно эти, очень даже "германские" имена становятся в семьях некоторых российских аристократов неким символом "национальной русской ориентации". Гораздо больше повезло Ольге - Хельге (Повесть временных лет, 945-957 г.). Летопись указывает на то, что Ольга была родственна Олегу. То есть, судя по титульному имени, имела право осуществлять жреческие функции, происходила из рода, имевшего право на осуществление подобных функций. Именно Ольга отправляется в Константинополь, где принимает крещение, "новую веру". Константин Багрянородный, именует Ольгу - Эльга. Свое христианское имя она получила не только по своей святой византийской покровительнице, способствующей ускорению христианства на Балканах; сыграло свою роль и некоторое созвучие имен: Эльга - Елена. Княгиня Ольга активно почиталась русской православной церковью. После женитьбы в 1867 г. первого греческого короля Георга на великой княжне Ольге Константиновне, племяннице Александра II, имя "Ольга" триумфирует на Балканах. О том, что Ольга "по происхождению Хельга", помнят сегодня только лингвисты.

В сущности, от первых Рюриковичей остались, три обрусевших имени и многочисленные данные археологии, подтверждающие приход и расселение скандинавских "руссов".
Из представителей славян, восточноевропейских финнов, скандинавов, состояло само киевское войско. Степняки: хазары, болгары, мадьяры были не только постоянными соседями, многие из них просто жили в Киеве, о чем свидетельствует раскопанный там, но пока не опубликованный, могильник "салтовского типа", т.е. погребение представителей "салтовской культуры", культуры Хазарского каганата.

Интересные, колоритные описания русов, оставил Ахмед ибн-Фалдан, возглавляющий посольство от халифа аль-Муктадира, везшее волжским болгарам ислам. Всех обитателей "севера" Фалдан называет "сакалиба" (славяне), даже явно тюркские племена. Его путешествие на Волгу происходило приблизительно в 921-922 гг., значит, оно приходится на княжение Игоря. Первые "русы" - "пришельцы", принесли свои скандинавские культы. В захоронениях найдены амулеты, имеющие отношение к почитанию бога - громовержца, молоточки Тора. Фадлан рассказывает о том, как "русы" поклоняются деревянным столбикам, символизирующих богов.

Далее Ахмед ибн-Фалдан говорит: "Один из обычаев царя русов тот, что вместе с ним в его очень высоком дворце постоянно находятся четыреста мужей из числа богатырей, его сподвижников, причем находящиеся у него надежные люди из их числа умирают при его смерти и бывают убиты из-за него. С каждым из них имеется девушка, которая служит ему, моет ему голову и приготовляет ему то, что он ест и пьет, и другая девушка, которой он пользуется как наложницей в присутствии царя. Эти четыреста мужей сидят, а ночью спят у подножия его ложа. А ложе его огромно и инкрустировано драгоценными самоцветами. И с ним сидят на этом ложе сорок девушек для его постели. Иногда он пользуется одной из них в присутствии своих сподвижников. И этот поступок они не считают постыдным. Он не спускается со своего ложа, так что если он захочет удовлетворить некую потребность, то удовлетворяет ее в таз, а если он захочет поехать верхом, то ему подведут его лошадь к ложу таким образом, что сядет на нее, верхом с него. И он не имеет никакого другого дела, кроме как сочетаться с девушками, пить и предаваться развлечениям. Далее Фадлан утверждает, что функции полководца и собственно правителя выполняет не сам "царь", а его "заместитель".

Это описание персидского шаха, гунско-тюрского хана, хазарского кагана или скандинавского ярла, но не славянского князя. Славянскому обществу всегда был присущ "матриархат", значит отношения мужчин и женщин были совершенно иными.

(Продолжение следует.)


Джерело: http://www.viche-info.com/index.php?option=com_content&task=view&id=111&Itemid=6
Категорія: Світогляд | Додав: Богудан (28.04.2006) | Автор: Анатолій Куліберда
Переглядів: 1722 | Коментарі: 1 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всього коментарів: 0
Додавати коментарі можуть лише зареєстровані користувачі.
[ Реєстрація | Вхід ]
Понеділок, 23.10.2017, 20:12
Меню сайту
Категорії каталога
Світогляд [45]
Суспільство [39]
Влада [26]
Господарство [9]
Наука [29]
Події [28]
Творчість [11]
Розваги [0]
Офіційні папери [2]
Особи [22]
Промови [3]
Відгуки [9]
Форма входу
Логін:
Пароль:
Наше опитування
Чи подобається Вам наш сайт?
Всього відповідей: 196
Пошук
Друзі сайту
Рунный посох: официальный сайт фестиваля славянских искусств Славянская Библиотека: книги, статьи, языческая музыка разных стилей, клипы языческих музыкальных коллективов, видео, ссылки, юзербары, Вече. Славянский информационный каталог Общество Белые Традиции
Статистика

Онлайн всього: 1
Гостей: 1
Користувачів: 0
"Віче" © 2017Хостинг від uCoz